Logo GenDocs.ru

Поиск по сайту:  

Загрузка...

Курсовая работа - Политические и экономические особенности развития Японии в 1868-1914 гг - файл 1.doc


Курсовая работа - Политические и экономические особенности развития Японии в 1868-1914 гг
скачать (195.5 kb.)

Доступные файлы (1):

1.doc196kb.19.11.2011 09:08скачать

содержание

1.doc

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ

ОДЕССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени И.И. Мечникова

ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК


Кафедра международных отношений

Специальность 6.030201 – международные отношения

Политические и экономические особенности развития Японии

в 1868-1914 гг.
Курсовая робота по курсу “История стран Азии Африки и Латинской Америки ”

Студента ІІ курса Буренко А.А.

Научный руководитель – Глебов В.В.

к. и. н., доц.

Одесса 2011

Содержание

Введение………………………………………………………………………3 Глава 1. Причины и характер реформ Мейдзи.…………………………..6

Глава 2. Особенности японского капитализма в период правления Мэйдзи…………………………………………………………..……............18 Заключение………………….…...………………………………...………....37 Список изученных источников………………..………………..………...…41
ВВЕДЕНИЕ
Тема данной курсовой работы: " Политические и экономические особенности развития Японии в 1868-1914 гг.".

Актуальность темы исследования определяется, прежде всего, уникальностью проведенных реформ Мэйдзи в Японии и их влияние на экономическое развитие страны.

Целью курсовой работы является исследование и характеристика преобразований в сфере экономики и политики Японии после революции Мэйдзи.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

- дать характеристику причин революции Мэйдзи.

- изучить и проанализировать реформы Мэйдзи.

- изучить и охарактеризовать особенности японского экономического развития в Японии 1838-1914 гг.

Для написания курсовой работы были изучены источники и литература, которые условно можно разделить на следующие группы:

  1. Государственные документы, принятые после революции Мэйдзи, а именно: провозглашение клятвенного обещания ново­го правительства1, конституция Японии 1889г 2.

  2. Ко второй группе источников можно отнести работы советских исследователей в работах которых излагается история Японии с древнейших времен до наших дней: Бедняк А.Л.3, Эйдус Х.П.4, Жукова А.Е.5. В работах данных авторов по истории Японии систематически излагается история этой страны с 1868 г., когда Япония ступила на путь превращения в современное государство, по настоящее время.

  3. Последнюю группу, в которую входят исследования зарубежных авторов, можно разделить на следующие подгруппы:

  1. российские авторы, которые издавали свои труды в постсоветский период, тем самым отталкиваясь не от марксистско-ленинской теории, а от собственных размышлений, вне рамок какой-либо идеологии. Среди таких ученых: Родригес А.М.1, Васильев Л. С.2, Во втором томе двухтомника Васильева Л. С., посвященного истории Азии и Африки с древности и до сегодняшнего дня, автор анализирует причины событий XIX–XX вв., когда колониальный и постколониальный Восток, подвергаясь давлению со стороны западных держав, сопротивляясь и приспосабливаясь, модернизировался и выбирал свой путь развития. Автор раскрывает причины экономического феномена Японии до революции Мэйдзи тем самым, раскрывая суть быстрого подъема экономики Японии после реставрации Мэйдзи. Предлагаемое издание принадлежит к числу учебников нового поколения, свободных от идеологической заданности. История Востока излагается с глубокой древности и до сегодняшнего дня в рамках единой авторской концепции. Смысл ее в том, что традиционный Восток структурно отличен от Западной Европы со времен античности.

  2. Во вторую подгруппу входят исследования из европейских стран и США таких авторов как: Норман Г. 3. Автор книги — буржуазный ученый, нередко идущий на поводу у официозной японской реакционной историографии. Однако ознакомление с книгой Нормана, является безусловно полезным, поскольку автором привлечен очень большой фактический материал, взятый главным образом из японских источников, который помогает раскрыть основное содержание.


В работе рассматривается период с 1868 до 1914 годов, то есть период проведения реформ правительством Мэйдзи, направленных на модернизацию Японии.

Данная работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассматриваются причины революции Мэйдзи, реформы Мэйдзи и их влияние на социальные, экономические и политические изменения в стране.

Вторая глава посвящена экономическому развитию Японии в период 1868-1914гг. Проанализированна и дана характеристика феномену японского экономического роста Японии в данный период.
Глава 1. Причины и характер реформ Мейдзи.

Перед тем, как приступить к изучению и анализу реформ Мейдзи, в данной главе нужно дать характеристику причин падения третьей империи.

Период распада третьей империи начинается прибытием американского флота в 1853 г. и заканчивается 1867 годом, когда последний, XV сегун из дома Токугава — Кэйки принужден был отречься от своей власти и передать ее восшедшему на престол Киотоскому монарху — Муцу-хито. Со следующего 1868 г. начинается новая эпоха в жизни Японии — так наз. эра Мэйдзи.

Третья империя пала по целому ряду неизбежных причин. С одной стороны, ее падение вызвалось экономическим и финансовым крахом центрального правительства; усилением третьего сословия, стремившегося к политической власти; затруднительностью положения многих дайме, запутавшихся в долгах и не знавших, как от них освободиться; разложением воинского сословия, бывшего оплотом государства, но теперь достигшего уже апогея в своем развитии и растворяющегося в общей народной массе, входя в нарождающиеся классовые образования; общей эволюцией социального быта, идущего к созданию более широких форм государственного строя, не основанных исключительно на сословном признаке. С другой стороны, вся международная обстановка слагалась так, что Япония не могла оставаться более изолированной от внешнего мира С развитием Америки и укреплением западноевропейских держав в Китае, с широкой актуальностью России на берегах Тихого Океана, Япония неизбежно должна была вовлечься в международный политический круговорот. Европейцы и американцы были сильно заинтересованы в том, чтобы иметь базы для своего мореплавания на японских островах, и мероприятия Бакуфу, неизменно отклонявшего все попытки войти с ним в сношения, запрещение высадки иностранцев на территории Японии, где бы то ни было, кроме Нагасаки, и то только для голландцев и китайцев, неоказание помощи даже потерпевшим кораблекрушение, отказ принимать обратно также японцев, если они случайно попадали в другие государства, — только заставляли обращать более серьезное внимание на японский вопрос. К тому же развивавшаяся торговля, колониальная политика великих держав требовали все новых и новых территорий, и потерпеть в сфере своего достижения закрытое государство — ни Европа, ни Америка не могли. Америка постаралась предупредить других, и президент Филльмор оказался вполне правым, решив достигнуть цели посылкой не мирного посольства, но эскадры военных судов 1.

Политическая обстановка, создавшаяся в Японии с прибытием Перри и с последовавшими, вслед за этим, аналогичными действиям других держав, отличалась большой сложностью. Правительство Токугава находилось между двух огней: с одной стороны, оно стояло перед недвусмысленными угрозами репрессий со стороны держав, в случае отказа от заключения договоров и открытия портов, угрозами, подкрепляемыми при этом демонстрациями военных флотов, переходящих по временам и к прямой бомбардировке прибрежных укреплений, пользуясь каким-нибудь удобным поводом для этого; с другой — вся антисегунская позиция требовала сохранения прежнего положения изолированности и обвиняла Бакуфу в измене отечеству. Легитимизм выступил с новым лозунгом: «Долой иностранцев», бывшим по существу не более, чем тактическим маневром со стороны антисегунской коалиции, потому что, как только она стала у власти, этот лозунг был заменен противоположным: «К европейской культуре и науке»! Заключение Бакуфу договоров с Америкой, Голландией, Россией, Англией и Францией было сочтено оппозицией сигналом для открытого выступления: сначала оно выразилось в форме террора против вождей Бакуфу — так был убит первый министр сегунс-кого правительства, подписавший договор — Ии Наосукэ, потом с оружием в руках выступили отдельные феодалы Кансэйской группировки. Среди наступивших смут и внутренних неурядиц неустанно росло политическое значение Киото, как средоточие всей коалиции, а вместе с ним — и центральной фигуры Киото: монарха, бывшего символом всего легити-мистического движения. Сложившаяся обстановка заставила, наконец, Бакуфу отойти в сторону и передать власть в руки Киото, уже имевшему в своих руках большую воинскую силу, основу которой составляли два больших феодальных княжества — Тесю и Сацума, а также масса рядовых самураев. В 1867 г. Токугава Кэйки — по японской терминологии — «вернул верховные права» Киотоскому монарху Муцухито, ставшему императором Японии уже в новом, европейски современном значении этого термина. 1

С переходом власти в руки новой коалиции, разумеется, был отброшен лозунг: «Долой иностранцев», и новое правительство поспешило как можно скорей овладеть вновь открывшейся культурой, чтобы этим путем получить возможность успешно противостоять агрессивности великих держав. Последующая эпоха Мэйдзи ясно показала, насколько Япония в этом преуспела 2.

В результате государственного переворота 3 января 1868 г. было создано правительство Мэйдзи, получившее название «сансёку» («три ведомства») 3.

Так закончилась борьба, приведшая к падению сёгуната, существовавшего в Японии в течение многих веков. Эта борьба формально закончилась восстановлением императорской вла­сти, переходом власти от сегуна к императору Муцухито (пе­риод его царствования называется Мэйдзи — «просвещённое правление») 4.

6 апреля 1868 г. во дворце в Киото было созвано собра­ние придворной аристократии (кугэ) и феодальных князей (даймё), в присутствии которых малолетний император Муцу­хито провозгласил так называемое клятвенное обещание ново­го правительства, состоявшее из следующих пяти пунктов:

«1. Будет создано широкое собрание, и все государствен­ные дела будут решаться в соответствии с общественным мне­нием.

  1. Все люди, как правители, так и управляемые, должны единодушно посвятить себя преуспеванию нации.

  2. Всем военным и гражданским чинам и всему простому народу будет позволено осуществлять свои собственные стремления и развивать свою деятельность.

  3. Все плохие обычаи прошлого будут упразднены; будут соблюдаться правосудие и беспристрастие, как они понима­ются всеми.

  4. Знания будут заимствоваться во всем мире, и таким путем основы империи будут упрочены» 1.

Таким образом, в результате переворота 3 января 1868 г. политическая власть перешла из рук Токугава, представляв­ших в основном интересы крупных феодалов, в руки более прогрессивных элементов, главным образом из низшего саму­райства юго-западных княжеств, объективно отражавших ин­тересы буржуазии. Однако государственный аппарат возглав­лялся людьми, сохранившими мировоззрение господствующе­го сословия (самурайства) 2.

Смена власти произошла в условиях крайнего обостре­ния классовой борьбы, роста национального и политическо­го самосознания японского народа, в условиях глубокого кри­зиса всей феодальной системы, и поэтому новое правительст­во вынуждено было проводить политику «модернизации стра­ны», т. е. буржуазных реформ.

Свержение сёгуната послужило началом периода важных политических и социальных преобразований, открывших путь для установления капиталистического способа производства в Японии 1.

Новое правительство в первую очередь решило урегулиро­вать свои отношения с иностранными державами. Император лично принял иностранных послов и утвердил заключённые с иностранными государствами договоры. Тем самым сохраня­лось положение Японии как полуколониальной страны.

Одним из главных препятствий, мешавших в этот момент развитию капитализма в Японии, было отсутствие сильного централизованного государственного аппарата. После падения сёгуната всё ещё продолжали существовать отдельные княже­ства во главе с князьями. Развитие капиталистических отно­шений, рост городов и городского населения, создание единого национального рынка — всё это требовало ликвидации полити­ческой раздроблённости страны и создания централизованного государства. Сохранение княжеств было явным анахронизмом.

В 1869 г. даймё «добровольно возвратили» императору права на управление их княжествами («хансэки хокан»). В буржуазной исторической литературе широкое распростра­нение получила версия, что феодальные князья якобы действи­тельно по собственному желанию отказались от своих прав и «вернули» их императору исходя из верноподданнических, патриотических побуждений. В действительности это произо­шло по инициативе правительства, в результате проведения им ряда предварительных мер военного, политического и идео­логического характера.

Проведение этих мер, преследовавших цель укрепить цент­ральную власть, упрочить финансовую базу страны, прави­тельство начало с переговоров с князьями и наиболее влия­тельными советниками 2.

Правительство пошло по пути постепенной отмены ряда феодальных институтов. Сперва был издан указ, ограни­чивший те княжеские права, которые нарушали прерогативы центральной власти. Князья были лишены прав чеканить мо­нету, заключать договоры с другими князьями и с иностран­ными государствами, нанимать на службу иностранцев, разда­вать титулы и т. д. Князьям было предписано при наборе чиновников в местные учреждения считаться с их способно­стями, а не с их происхождением; извещать правительство о новых назначениях и всяких личных изменениях в аппарате; провести реформу администрации в княжествах по примеру областей, непосредственно управляемых центральным прави­тельством, и установить разграничение между аппаратом, исполняющим в княжествах государственные функции, и аппа­ратом, обслуживающим частные интересы князей 1.

Правительство установило единые законы и общие суды по всей стране. Все сословия были формально уравнены в правах, и было объявлено формальное равенство всех перед законом. Было также отменено прежнее запрещение смешанных браков между представителями различных сословий.

Правительство издало ряд декретов, стимулировавших дальнейшее расширение единого национального рынка. Оно отменило существовавшую при сёгунате регламентацию занятий и профессий, ликвидировало цехи и гильдии, разрешило всем свободно заниматься любым делом и выбирать любую профессию. Правительство объявило свободу торговли и свободу передвижения людей и перевозки товаров, а также отменило все тарифные барьеры между княжествами. Была уставлена единая денежная система по всей стране.

Проведение этих реформ требовало дальнейшей централизации власти в руках правительства.

Решающий удар по феодальному сепаратизму был нане­сен лишь в августе 1871 г., когда были полностью уничтоже­ны княжества и вместо них созданы префектуры («хайхан тикэн»). В стране были образованы 72 префектуры (кэн) и три столичных префектуры (фу): Токио, Киото и Осака 1.

Князья получили от правительства большие пожизненные пенсии. Вместо наследственных губернаторов были назначены префекты (губернаторы). Таким путём были ликвидированы остатки прежних феодальных княжеств 2.

Аграрная реформа Правительство под давлением крестьянских масс не перестававших восставать против феодальных порядков в деревне, вынуждено было пойти на проведение ряда аграрных мероприятий. В 1872— 1873 гг. оно провело аграрную реформу, хотя и весьма куцую, но внёсшую ряд изменений в аграрные отношения. Была аннулирована феодальная собственность князей и самураев на землю и объявлено право купли-продажи земли. Было раз решено разводить любую культуру.

земля — леса, луга, угодья и т. д., которой крестьяне до этого пользовались коллективно, была отнята у крестьян и объявлена собственностью императора.

В 1873 г. был издан закон, установивший по всей стране единый поземельный налог, выплачиваемый в денежной форме вместо прежней натуральной и равный 3% рыночной стоимости земли, причём последняя была оценена очень высоко 3.

Проведённые аграрные мероприятия открывали путь к развитию капиталистических отношений в японской деревне.

В течение 1870—1873 гг. правительство провело ряд дру­гих политических и экономических мероприятий, создававших благоприятные условия для развития капиталистического спо­соба производства. Око устранило таможенные барьеры меж­ду отдельными княжествами, провело реформу календаря, сняло запрет на продажу и раздел земли, встало на путь широкого внедрения западной науки и техники и т. д.

3 марте 1872 г. вместо прежних четырех сословий — са­мураев, крестьян, ремесленников и купцов — были учрежде­ны три сословия: высшее дворянство (кадзоку), к которому были отнесены бывшие'"князья (даймё) и придворная знать (кугэ); дворянство, (сидзоку), в которое вошли самураи, и со­словие простого народа (хэймин)—все остальное население 1.

Лидеры новой Японии, стремившиеся к тому, чтобы их страна заняла видное место среди колониальных держав, главное внимание уделяли военным проблемам, укреплению военной мощи страны. Армия создавалась также и в качест­ве орудия борьбы против демократических сил, требовавших максимального расширения буржуазных преобразований, и против реакционного самурайства, оказывавшего сопротивле­ние реформам и требовавшего возврата к старому строю 2.

После окончания гражданской войны правительственная армия, состоявшая главным образом из самурайских дружин юго-западных княжеств, была распущена, и в феврале 1870 г. правительство издало приказ о мобилизации в армию лиц самурайского сословия в возрасте от 17 до-35 лет и произве­ло реквизицию вооружения и военных материалов в княже­ствах. Осуществление плана организации новой армии было поручено представителю княжества Тёсю — Ямагата Арито-мо, совершившему до этого поездку в Европу. В апреле 1871 г. из отборных войск княжеств Тёсю, Сацума и Тоса бы­ла создана 10-тысячная императорская гвардия.

Правительство с большой осторожностью, постепенно про­водило реорганизацию своих вооруженных сил на современ­ный лад./Вначале обязательная воинская повинность была введена в порядке опыта лишь в пяти префектурах, закон о всеобщей воинской повинности был издан только в декабре 1872г.

Несмотря на то что новая японская армия создавалась по европейскому образцу, она унаследовала многие черты старой феодальной военщины. В основу идеологической про­паганды в армии были положены самурайский кодекс чести «бусидо», синтоизм с его культом предков и верой в божест­венное происхождение императора (тэнноизм), патернализм («офицер — отец солдата») и другие атрибуты средневековья 1.

Военно-морской флот был сформирован новым правитель­ством в 1870г. из кораблей, переданных ему княжествами после окончания гражданской войны (17 кораблей общим водоизмещением 13,5 тыс. т). В 1869г. в Токио было от­крыто морское училище, на базе которого впоследствии воз­никли военно-морская академия и военно-морское инженер­ное училище. Преподавание в них велось английскими офи­церами на английском языке. Многие слушатели этих учеб­ных заведений проходили практику в Англии и США. За пе­риод с 1872 г. до японо-китайской войны тоннаж военного флота Японии увеличился (главным образом благодаря по­купке кораблей за границей) с 13,5 тыс. до 57,6 тыс. т.

Наряду с формированием вооруженных сил укреплялась полицейская система. В начале 1868 г. в Токио на базе по­лицейских органов, существовавших при сёгунате, была соз­дана городская полиция. Однако этих сил оказалось недо­статочно, и в 1869 г. численность полиции была увеличена в 1871г. возникла централизованная, разветвленная поли­цейская система - от токийской столичной полиции до полицейского участка в каждом селе и поселке. Полиция подчинялась непосредственно министерству внутренних дел 2.

Во исполнение ст. 5 клятвы императора о заимствовании всех полезных сведений и знаний у других народов мэйдзийское пра­вительство уже с 1868 г. приступило к модернизации всех сторон жизни общества. Этот процесс затронул не только производство, мо и политику, науку, образование, право, все области культуры, календарь, нормы поведения, обычаи, моду. Тем не менее, в про­цессе модернизации в последующие годы отчетливо проявились своего рода приливы и отливы.

Период безоглядной вестернизации. Впервые два десятилетия после реставрации царила эйфория от всего западного, все старались все перестроить на европей­ский манер. Банки, железные дороги, уличные фонари, телеграфные провода, печатные издания, почтовые конторы, сигары и сигареты, котелки и цилиндры — все это разом хлынуло на Япон­ские о-ва. Люди были будто опьянены западным образом мысли, европейской техникой и обычаями.

Появился даже девиз — «уйти с Востока, присоединиться к Западу». Это была вестернизация в точном смысле этого слова, когда все западное считалось хорошим, а все восточное не стоя­щим внимания 1.

В целом первое поколение японцев, вступившее на путь мо­дернизации, отнюдь не боялось потерять свою самобытность. Этот процесс, даже будучи весьма быстрым в отдельных сферах, не вызывал резкого чувства отторжения, поскольку его плоды ча­сто преподносились как бы в японской упаковке. Некоторые за­падные концепции оказывались весьма похожими на отдельные традиционные воззрения. Например, японское учение дзицугаку, провозглашавшее связь философии с деятельностью человека и признававшее практическую роль науки, легко соотносилось с ев­ропейским принципом «полезности», категорией модного в XIX в. позитивизма 2.

Реформы открыли перед японским купеческим капиталом достаточно широкий простор для частнопредпринимательской деятельности, социально и юридически защищенной и активно поощряемой властями. В стране развернулось достаточно быстрое промышленное строительство. Расцветало банковское дело, чему способствовало решение правительства в 1876 г. капитализировать княжеские пенсии, заменив ежегодные выплаты единовременной компенсацией. Резко увеличившийся в результате этого акта банковский капитал не только обеспечил бывшим князьям их существование в будущем, но и позволил превратить их в предпринимателей, по меньшей мере в рантье, что также содействовало первоначальному накоплению японского капитала.

И наконец, еще одной принципиально важной акцией японского правительства, направленной все в ту же сторону, было решение вначале взять на себя строительство наиболее крупных и экономически неэффективных промышленных предприятий (арсеналы, металлургические заводы, верфи и т. п.), а затем, согласно принятому в 1880 г. закону, за бесценок продать их в руки наиболее крупных и умело действовавших торгово-промышленных компаний, таких, как Мицуи, Мицубиси, Фурукава и др. Тем самым японское правительство не только, ясно продемонстрировало твердый курс на поддержку защищенного законом частного предпринимательства, но и избавило Японию как государство от невыносимого груза неэффективной казенной промышленности, тяжесть которого всегда ощущали и ныне ощущают подавляющее большинство развивающихся стран 1.

Реформы 70-х годов привели к энергичной трансформации японского общества и пробудили к жизни новые социальные и экономические силы, в свою очередь требовавшие для оптимизации условий своей деятельности новых преобразований, на сей раз в сфере политической. С начала 80-х годов в стране развернулось широкое движение за конституцию, в первых рядах которого шли оформлявшиеся в партийные группировки сторонники новых методов ведения хозяйства, т. е. частные предприниматели города и деревни, вписавшиеся в новые условия существования вчерашние самураи, первые поколения получивших европейское образование японских интеллигентов, частично и выходцы из высших слоев японского дворянства, из княжеских семей. Движение за свободу и права народа (оно именовалось «минкэн ундо») привело к обещанию правительства ввести в 1890 г. конституцию, для чего, в частности, в Европу и США была послана специальная миссия Ито, которой следовало ознакомиться с соответствующими нормами, институтами и процедурами за рубежом и выбрать наиболее подходящие из них для Японии. Ито остановился на прусском варианте Бисмарка, что было по-своему весьма логичным итогом поисков: быстро развивавшаяся усилиями Бисмарка полуфеодальная Пруссия в конце прошлого века действительно была по многим параметрам наиболее сопоставима с Японией 1.

В 1889 г. от имени императора был опубликован текст конституции. Создавалась конституционная монархия с большими правами императора, которому по-прежнему принадлежала законодательная инициатива. Церемония провозглашения конституции происходила в императорском дворце в День основания империи 11 февраля 1889 года. Император Муцухито (Мэйдзи) передал текст конституции в руки премьер-министра Курода Киётака, что символизировало дарование конституции народу императором. При этом император произнес: "Мы, в силу верховной власти, унаследованной Нами от Наших царственных предков, сим обнародуем настоящий неизменный основной закон для нынешних Наших подданных и их потомков... Права государственного верховенства Мы унаследовали от наших предков и завещаем их Нашим потомкам. И Мы и они будем осуществлять их в согласии с положениями конституции, ныне Нами даруемой и жалуемой народу"2.

Хотя парламент контролировал финансы, он был лишен права создавать ответственное перед ним правительство. Зато конституция официально провозглашала демократические свободы и гражданские права для всех граждан страны — условие, без которого успешное развитие капитализма в Японии было бы невозможным. Парламент был созван в 1890 г., причем правом избрания нижней и основной его палаты (верхняя была чем-то вроде палаты лордов).

Провозглашение и реализация демократических нрав и свобод открывало путь для быстрого развития японского капитализма 3.

Переворот 1868 г. был революционным переворотом, положивший начало новому, капиталистическому государству. Феодальный строй в Японии сменился капиталистическим. Про­изошла смена одной социально-экономической формации дру­гой.

Буржуазная революция 1868 г. в Японии произошла в ре­зультате действия объективного экономического закона обяза­тельного соответствия производственных отношений характеру производительных сил.

^ Глава 2. Особенности японского капитализма в период правления Мэйдзи.
Япония — единственная из неевропейских стран, чье развитие уже к рубежу XIX—XX вв. позволило ей не просто сравняться с ведущими европейскими державами, но и стать одной из наиболее влиятельных и успешно развивающихся капиталистических стран мира.

Внешне, по сути своей, ситуация была в принципе одинаковой для всех, хотя каждая из стран Востока переносила ее по-своему и имела собственную судьбу, как правило, весьма незавидную. Исключением оказалась Япония, так что неудивительно, что ее судьба заслуживает особого, специального анализа 1.

Япония, «открывалась» капиталистической Европой дважды. Первый раз это было в XVI в. и сопровождалось знакомством с христианской (католической, преимущественно в ее иезуитской модификации) религиозной культурой и с достижениями европейской науки и техники того времени. Второй раз — после длительных веков «закрытия» страны и строгих официальных ограничений на сношения с Западом. Интенсивные контакты начались лишь в середине прошлого века. Однако, изоляция Японии от европейского мира не только не была абсолютной, но и не сопровождалась высокомерным официальным отторжением всего иноземного, демонстративным пренебрежением по отношению к нему. Напротив, японцы, привыкшие перенимать у других народов (прежде всего из Китая) все полезное и пригодное для собственного развития и не видевшие в том ничего для себя зазорного либо унизительного, активно продолжали следовать этому весьма благоприятному для себя принципу и в период формального закрытия страны от влияний Запада. Более того, именно на протяжении веков «закрытия» продолжались энергичные контакты японцев с господствовавшими в юго-восточноазиатском регионе голландцами, а результатом подобных контактов оказалось достаточно широкое и энергичное распространение в Японии достижений западной науки и техники, получившей наименование «голландской науки» (рангакуся).

Можно, таким образом, сформулировать первое из благоприятных обстоятельств, способствовавших формированию феномена Японии: это веками воспитанная склонность к активным полезным заимствованиям извне при отсутствии собственной мудрости и пренебрежения к представителям иных культур.

Ещё одно немаловажное обстоятельство, а именно — особую роль торговли и мореплавания. Вообще-то формально торговцы в Японии, занимали приниженное положение: среди официально признанных сословий (самураи — крестьяне — ремесленники — торговцы) им принадлежало последнее место. Но тем не менее реальный статус торговцев был более предпочтительным, нежели в Китае, так как их поддерживали заинтересованные в развитии своих княжеств всесильные даймё. Эти последние не только предоставляли соответствующие льготы своим городам и их торговому люду, но и заботились о развитии морской торговли. Слабость же централизованной власти и специфика сёгуната как системы, ориентированной прежде всего на поддержание военной силы и сохранение статус-кво во взаимоотношениях с влиятельными даймё, объективно способствовали тому, что торговля и мореплавание в позднесредневековой  Японии  были  чем-то  вроде  частного предпринимательства, находившегося под верховной опекой заинтересованных в этом князей.

Менее многочисленные и более тесно связанные с родными местами, они находились под покровительством своих даймё, что уже в XVII в. привело к возникновению в Японии богатых торговых домов, в том числе знаменитых впоследствии Мицуи и Сумитомо 1.

Итак, японские торговцы и покровительствовавшие им князья вели частнопредпринимательскую по характеру активную внешнюю торговлю и заимствовали достижения западной (голландской) науки и техники — прежде всего те из них, которые способствовали развитию все той же торгово-предпринимательской хозяйственно-экономической деятельности, включая плантационное хозяйство, горнодобывающие промыслы и металлургию, судостроение, изготовление оружия.

В Японии не сложилось всеобъемлющего государства с его тотальным контролем над населением — того самого государства, которое в Китае сковывало китайских торговцев и позволяло им развертывать их возможности лишь там и тогда, где и когда сильной опеки государства не ощущалось, т. е. вне Китая, в тех же странах южных морей. Отсутствие такого государства в Японии сыграло важную роль в успехах этой страны, особенно после реставрации Мэйдзи, когда молодое, буквально на глазах создававшееся государство во главе с императором не только не было обременено многовековыми традициями бюрократизма со всеми свойственными ему пороками, включая косность и коррупцию, но напротив, было широко открыто для полезных заимствований. Именно эти заимствования, хлынувшие потоком в конце XIX в., во многом способствовали созданию государственного аппарата на принципиально новых началах, включая европейские принципы конституционной монархии, гражданского общества, демократической процедуры и т. п 1.

Что же касается нового японского государства, пришедшего на смену многовековому сёгунату, то о нем тоже стоит сказать несколько слов. Это было для Востока действительно необычное государство. Не имевшее в прошлом собственных традиций и ориентированное на разрыв с этим прошлым (с системой сёгуната), японское государство сознательно ориентировалось на иные стандарты, на заимствования с Запада. Это, в частности, проявилось в его отношениях с частнопредпринимательским сектором народного хозяйства. Если во всех без исключения странах Востока традиционное государство стремилось сосредоточить в своих руках контроль над трансформирующейся экономикой, строить новые промышленные предприятия и вообще управлять хозяйством страны, то в Японии дело обстояло совершенно иначе. Распродажа государственных предприятий в руки частных фирм была важным сигналом, свидетельствующим о том, что японская империя вполне сознает преимущества и экономическую эффективность именно частнокапиталистической формы управления экономикой и что государство не только легко смирилось с потерей им контроля над бурно развивающейся экономикой страны, но даже и весьма удовлетворено этим процессом, готово активно ему содействовать. Главными же функциями японского государства с конца прошлого века стали те, что характерны именно для государства западного типа — функции политические,  т. е. осуществление политики, в которой заинтересованы прежде всего господствующие классы и социальные слои новой Японии 1.

Что же касается роли иностранного капитала в ранний период индустриализации Японии, хотя экономическое развитие Японии было уже скованно неравноправными договорами, заключенными бакуфу, согласно

которым Япония лишалась права на тарифную автономию на целое полстолетие, руководители правительства прилагали все усилия к тому, чтобы избежать дальнейшего вовлечения страны в сети иностранного капитала. Поэтому, несмотря на недостаток собственного капитала, они устояли перед соблазном привлечения крупных иностранных займов, которые могли бы поставить под угрозу экономическую независимость страны 2.

За период от реставрации до конца столетия Япония только дважды прибегала к помощи иностранных займов. Первый заем в размере 1 млн. фунтов стерлингов (точнее, 913 тыс. фунтов) из 9% годовых, размещенный в Лондоне в 1870 г., был вызван строительством первой железной

дороги — от Ёкогамы до Токио. Второй заем был размещен также в Лондоне в 1873 г. на сумму 2400 тыс. фунтов cтерлингов из 7% годовых. Этот заем был предназначен для покрытия правительственных расходов, связанных с переводом рисовых пенсий в денежные и их капитализацией. Первый заем был погашен в 1881 г., второй — в 1897 г. С 1873 г. вплоть до 1897 г., когда один из лондонских синдикатов приобрел японские акции на сумму 43 млн. иен по договору с японским банком, иностранный капитал совсем не проникал в Японию. Если учесть острую потребность в оборотном капитале, которую испытывала страна в начале периода Мэйдзи, то, естественно, возникает вопрос, почему же Япония не прибегала к привлечению иностранного капитала. Пожалуй, наиболее авторитетный ответ на этот вопрос дал Сакатани Ёсиро, писавший по этому поводу в 1897 г., когда он занимал пост директора расчетного бюро министерства финансов (позже он был одним из руководителей правительственных финансов). Сакатани указывает четыре причины.

Первая причина заключается в обесценении не обращаемых в валюту банкнот. Вторая причина заключалась в разнице денежных стандартов. В других государствах существовал золотой стандарт, в Японии с 1871 по 1879 г. де-юре существовал серебряный стандарт, а с 1879 г. до октября 1899 г.—

биметаллический; и только в октябре 1899 г. Япония перешла на золотой стандарт. Третья причина заключалась в следующем: система неравноправных договоров не позволяла иностранцам участвовать в деловой жизни внутри страны, в то время как экстерриториальность крайне затрудняла установление коммерческих и финансовых связей между японцами и иностранцами и, таким образом, препятствовала свободному ввозу иностранного капитала.

Четвертой и наиболее существенной причиной было опасение правительства и народа, как бы страна, так поздно появившаяся на исторической арене, не попала в зависимость от иностранного капитала. Упомянутый выше Сакатани ссылается, в частности, на печальный опыт Египта и Турции, в которых не было надлежащего контроля над инвестированным иностранным капиталом, что привело к вмешательству иностранцев в дела этих государств. Государственные деятели Мэйдзи, изучавшие прошлое и пристально следившие за современными событиями, были полны решимости не допустить подобной ошибки.

К концу столетия ни одной из этих четырех причин уже не существовало; и правительству было нечего опасаться иностранного капитала. К этому времени (1897 г.) облигации займа, выпущенного на сумму 200 млн. иен для

покрытия расходов по строительству железных дорог, были уже в значительной части приобретены японскими капиталистами, которые уже достаточно окрепли для того, чтобы поглотить львиную долю этих весьма выгодных ценных бумаг.

Осторожность, проявленная государственными деятелями Мэйдзи в отношении иностранных займов, усилила характерные черты японского капитализма, а именно преобладание государственных предприятий, поддерживаемых финансовой олигархией, замедленный темп

индустриализации, усиление налогового бремени, в особенности по отношению к сельскому населению 1.

Капиталистическое развитие Японии в 1870-1890 годы XIX в. В 1880-х годах Япония вступила в период быстрого промышленного развития. Этот подъем был в значительной степени подготовлен предшествующим периодом, в течение которого императорское правительство активно поощряло частнопредпринимательскую деятельность. За это время, с 1868 по 1880 г., в Японии был организован ряд так называемых «образцовых предприятий», созданных государством с тем, чтобы впоследствии передать их в руки частных владельцев, в погашение займов правительства у торговых и предпринимательских фирм или за небольшой выкуп. Характерно, что, продавая или передавая в аренду «образцовые предприятия», власти отдавали предпочтение нескольким

привилегированным фирмам. В числе этих фирм были Мицуи, Мицубиси, Фурукава.

Государство поощряло развитие промышленности, вкладывая значительные средства в строительство новых фабрик и заводов. При этом государственный бюджет формировался в основном за счет аграрного населения. Свыше 80% получаемых государством налогов составлял поземельный налог, который владельцы земли компенсировали, в свою очередь, еще большим повышением арендной платы. Он являлся важнейшим источником капиталистического накопления в начальный период создания японской промышленности. Система протекционистских мероприятий в отношении промышленности имела двоякое значение. Она должна была восполнить недостаточное первоначальное накопление за счет налогбвой эксплуатации трудящихся и вместе с тем уберечь японскую буржуазию от низких таможенных пошлин (результат существования неравноправных договоров с западными державами). Такая система к тому же делала японскую буржуазию зависимой от монархического государства, снижала ее возможности и инициативу.

Разоряющееся крестьянство являлось источником дешевой рабочей силы для городов. Формы эксплуатации формирующегося рабочего класса были исключительно тяжелыми. В частности, при найме вербовщики заключали контракты с родителями об «уступке» фабриканту детей. В массовых масштабах использовался женский труд, рабочий день составлял 15-16 часов, вводились телесные наказания. В целом жестокая эксплуатация японского пролетариата в городах была тесно связана с феодальной формой эксплуатации крестьянства.

В этот период промышленное развитие Японии носило еще односторонний характер. Преобладала легкая, главным образом текстильная, промышленность. Несмотря на быстрые темпы развития, Япония резко отставала от уровня развития крупных капиталистических стран. В Японии до конца 1890 годов почти отсутствовало производство чугуна и стали. В 1888 г. лишь 15,3% предприятий применяли механическую двигательную силу. В стране преобладали мелкие и мельчайшие предприятия полукустарного типа. Промышленный пролетариат был немногочисленным: в 1866 г. насчитывалось всего 112 тысячи промышленных рабочих (0,39% населения), в 1890т. — 346 тыс. человек (0,87% населения).1

Узость собственной промышленно-сырьевой базы ставила японское хозяйство в зависимость от внешних рынков сырья. Это положение в значительной степени отражало характер внешней торговли. В вывозе преобладали предметы сельскохозяйственного производства (шелк-сырец составлял около 50% экспорта, чай — 25%). Ввозились преимущественно готовые изделия (ткани, металл, машины). Кроме того, низкий жизненный уровень подавляющего большинства населения ограничивали емкость внутреннего рынка. В силу этого японский капитализм очень рано стал стремиться к преодолению внутренних противоречий за счет захвата внешнего рынка. Такие стремления способствовали укреплению позиций военно-бюрократического государства, отражавшего интересы правящего блока помещиков и буржуазии 2.

Ключевые отрасли промышленности и бюрократия. Низкий уровень накопления капитала в период Токугава, техническая отсталость японской промышленности, бедность Японии в отношении сырья и таможенное неравноправие крайне затруднили бы конкуренцию японского

частного капитала с иностранным капиталом на внутреннем, а позже и на внешнем рынке, если бы он с самого начала не получал щедрой государственной помощи в виде субсидий.

К концу столетия, когда другие страны переходили от свободного предпринимательства к монополиям, японское правительство значительно увеличило помощь частному капиталу, создавая тем самым условия, способствовавшие вмешательству государства в хозяйственную деятельность и сращиванию государственного и частного монополистического капитала. Слияние частного и государственного капитала, в особенности в тех отраслях промышленности, которые тесно связаны с военными отраслями промышленности, как, например, транспорт, металлургия, машиностроение, значительно усилило позиции бюрократии, поставив ее в политическом отношении в равное, если не более высокое положение по отношению к ее

партнеру — частному монополистическому капиталу 1.

В техническом развитии Японии в период индустриализации отчетливо выступают две тенденции. Во-первых, наблюдается рост тех отраслей народного хозяйства, которые более тесно связаны с военными предприятиями— машиностроения, судостроения, горного дела, железных

дорог и т. п., где государство осуществляло строгий контроль, опираясь на поддержку покровительствуемых финансовых домов, пользовавшихся доверием правительства. Эти отрасли промышленности, будучи наиболее высоко развитыми в техническом отношении, созданные по новейшим западным образцам, являлись гордостью государственной бюрократии, которая ревностно оберегала их даже после того, как значительная часть предприятий была передана частным предпринимателям. Во-вторых, мы наблюдаем развитие «заброшенных» отраслей промышленности, производящих типично японские виды продукции как для внутреннего, так и для внешнего рынка, где преобладает капитал мелких торговцев и ростовщиков; эти отрасли производства находятся на примитивной стадии технического развития и в значительной степени используют домашний и женский труд 1.

Победа в японо-китайской войне, открывшая Японии доступ к рынкам континентального Китая, Тайваня и Кореи, а также ог­ромная контрибуция (364 млн. иен), выплаченная ей Китаем, су­щественно стимулировали экономику страны. При этом все уси­ливающееся влияние на характер экономического развития Япо­нии стали оказывать военно-политические планы ее руководства.

Низкая емкость внутреннего рынка из-за бедности основной массы населения заставляла японский капитал искать рынки сбы­та за пределами страны. Однако недостаточная конкурентоспо­собность японских товаров подталкивала Японию к колониальной модели экономической экспансии, когда захват новых рынков и удержание контроля над ними осуществлялись при помощи воен­ной силы. Такая тенденция подкреплялась экономической и воен­ной слабостью соседних Кореи и Китая.

Для проведения такой политики Япония нуждалась в мощной военной машине. Поэтому, несмотря на то, что война закончи­лась, главное внимание продолжало уделяться развитию тех от­раслей экономики, которые имели военное значение. Соответст­венно, в них же наблюдался и наибольший прогресс 2.

В конце 1895 г. японский парламент принял 10-летнюю (1896-1905) програм­му развития экономики страны, главной целью которой было обеспечение реорганизации и укрепления во­оруженных сил. Японскую армию, состоявшую до японо-китай­ской войны из 6 дивизий, предполагалось увеличить более, чем вдвое (до 13 дивизий), а военно-морские силы — более, чем в 4 ра­за. Предусматривались также строительство новых заводов и фаб­рик по производству вооружений, военного обмундирования и снаряжения, реконструкция старых и сооружение новых арсена­лов. Наряду с этим планировалось ускорить развитие ряда отрас­лей тяжелой промышленности, имевших военно-стратегическое значение, как за счет строительства государственных предприя­тий, так и за счет поощрения частных фирм. Программа включала в себя также существенное расширение сети железных дорог, развитие телефонной и телеграфной связи.

Для выполнения столь амбициозных планов требовались ог­ромные деньги, и здесь Японии весьма пригодилась контрибуция, выплаченная Китаем — около 90% этой суммы (приблизительно 330 млн. иен) были использованы на цели расширения и перево­оружения армии и флота и развития тяжелой и военной промыш­ленности 1.

Огромное внимание уделялось также развитию судостроения, которое в основном находилось в руках частных фирм. В 1896 г. был принят закон о поощрении судостроительной промышленно­сти, по которому компаниям, строившим суда с металлическими корпусами грузоподъемностью более 700 т, предоставлялись зна­чительные государственные субсидии.

Ахиллесовой пятой японской промышленности и экономики в целом оставалась сильная зависимость от импорта различного промышленного оборудования, необходимого для строительства железных дорог, заводов, шахт и верфей. Поэтому правительство всячески поощряло развитие частных машиностроительных пред­приятий. В период между японо-китайской и русско-японской войнами в Японии был построен ряд сравнительно крупных част­ных машиностроительных заводов, крупнейшим из которых был «Сибаура дэнки», производивший промышленное электрообору­дование. Тогда же были построены и такие крупные государст­венные предприятия, как заводы по производству подвижного со­става в Нагоя и Осака и завод по производству горного оборудо­вания в Фукуока.

Однако, несмотря на быстрое развитие ряда отраслей тяжелой промышленности, основу японской индустрии по-прежнему со­ставляла легкая, прежде всего текстильная промышленность 2.

С конца 1895 г. в Японии начался промышленный подъем,, для которого большое значение имела контрибуция, выплачен­ная Китаем: по словам одного из видных государственных и финансовых деятелей того времени, до этой контрибуции «в финансовом управлении Японии не было даже помина о сотнях миллионов иен» 2. В счет контрибуции Япония получила 368 249 тыс. иен, тогда как фактически все ее расходы в войне составляли 232 609 тыс. иен3. Около 90% контрибуции было израсходовано на расширение и перевооружение армии и фло­та и развитие тяжелой промышленности.

В этот период наблюдается значительный прогресс в тех отраслях экономики, которые имели военное значение. Строя государственные предприятия, правительство в то же время предоставляло выгодные военные заказы и щедрые субсидии многим частным фирмам. Курс японских правящих кругов на подготовку новой войны усиливал однобокий характер разви­тия японской промышленности.

Увеличилось число военных предприятий. Были построены новые заводы и фабрики по производству различного рода во­оружений, военного обмундирования и снаряжения, созданы новые арсеналы. Значительному расширению подверглись старые арсеналы в Токио и Осака, продукция которых в после военные годы удвоилась 2.

Характеризуя послевоенную экономику Японии, следует от­метить, что, несмотря на усиленное развитие тяжелой промыш­ленности, ведущую роль в хозяйстве страны по-прежнему иг­рала текстильная промышленность. Особенно бурно развивалась прядильная промышленность.

Правительство предпринимало меры для развития метал­лургии, машиностроения и других отраслей народного хозяй­ства. Были введены в действие сталелитейный завод в Токио и завод горного оборудования в Фукуока, велось строитель­ство заводов подвижного состава в Нагоя и Осака. В 1897 г. началось сооружение металлургического комбината в городе Явата.

Развивалась электротехническая и горнодобывающая про­мышленность. Выросла общая протяженность железнодорож­ной сети.

Изменения, происшедшие за послевоенные годы в промыш­ленности, отразились и на внешней торговле страны. Увели­чился ее общий объем, изменилась структура экспорта и им­порта. Вырос ввоз сырья: железной руды, угля, нефти, хлопка (при одновременном сокращении ввоза хлопчатобумажной пряжи), и расширился вывоз готовой продукции.

Развитию внешней торговли способствовало введение в Японии в 1897 г. золотого стандарта.

В послевоенный период при значительной финансовой под­держке правительства были открыты важнейшие морские ли­нии: в Европу, Америку, Австралию, Индию. Эти линии об­служивались японскими судами. Большую роль во внешней торговле Японии начал играть Китай, прочно занявший в пос­левоенные годы второе после США место в ее экспорте. Ки­тайский рынок представлял для Японии большую ценность, чем американский, так как в Китай она вывозила готовые из­делия, а в США — сырье и полуфабрикаты (шелк-сырец, чай, табак). В то же время Китай поставлял Японии многие виды сырья 1.

Послевоенный промышленный подъем объяснялся не только тем, что Япония получила от Китая огромную контрибуцию и вела подготовку к новой войне. В результате войны 1894— 1895 гг. у Японии появилась возможность грабить Китай, в особенности отторгнутый у последнего о. Тайвань, а также усилить ограбление Кореи.

Экономическая политика Японии на Тайване сводилась к превращению его в источник дешевого" сырья для японской промышленности, рынок сбыта для японских товаров и объ­ект выгодного приложения капитала. В целях эксплуатации острова был создан особый колониальный банк «Тайван гин-ко». Японские капиталисты стали развивать здесь производ­ство сахара, табака, чая, риса 1.

После войны 1894—1895 гг. усилилось также ограбление китайского народа. Япония приняла участие в разделе Китая, добившись признания провинции Фуцзянь японской сферой влияния, и наряду с другими капиталистическими державами получила некоторые концессии.

Важнейшей причиной быстрых темпов развития японского капитализма была нещадная эксплуатация правящими клас­сами Японии своего собственного народа.

После японо-китайской войны положение японских трудя­щихся стало ухудшаться. Увеличение военных расходов легло на их плечи тяжелым бременем 2.

Что касается перерастания японского капитализма в монополистическую стадию. Отдельные черты, свидетельствующие о переходе капита­лизма в монополистическую стадию, стали появляться в япон­ской экономике уже в конце XIX в. Важную роль в этом про­цессе сыграл финансовый кризис, разразившийся в Японии в конце 1897 г. и продолжавшийся весь 1898 г. Кризис отразил­ся на хозяйственном подъеме, наблюдавшемся после японо-китайской войны 1894—1895 гг., и вызвал снижение темпов роста производства в некоторых отраслях промышленности. Банкротство мелких предприятий в результате финансового кризиса привело к поглощению их более крупными, что спо­собствовало концентрации производства и централизации капитала 3.

В конце XIX в. проявляется и другая важнейшая черта мо­нополистического капитализма — вывоз капитала. Вскоре после заключения Симоносэкского договора японские фирмы начали вкладывать капитал в китайские--текстильные пред­приятия в Шанхае.

После японо-китайской войны Япония начала вывоз капи­тала в свою новую колонию Тайвань, а также в Корею. В 1898 г. Япония получила право на сооружение железнодо­рожной линии Сеул—Пусан, а в 1899 г. выкупила у амери­канца Морзе за 1,7 млн. иен концессию на железную дорогу Сеул — Чемульпо (Инчхон). Движение по дороге было от­крыто в конце 1901 г.

Переход японского капитализма в монополистическую фа­зу развития совершался в условиях преобладания легкой, глав­ным образом текстильной, промышленности 1.

Сравнительно быстро развивались также военная промыш­ленность и судостроение, чему способствовали правительствен­ные заказы и субсидии.

Огромные непроизводительные расходы на вооруженные силы тормозили проведение геологических изысканий, эксплуа­тацию полезных ископаемых, развитие горной промышленно­сти, что в свою очередь отражалось на состоянии металлур­гии. Первый крупный металлургический завод Явата вступил в строй лишь в 1901 г.

Наличие сильных пережитков феодализма задерживало развитие сельского хозяйства.

В конце XIX в. в Японии возникли первые монопольные-объединения капиталистического типа (раньше всего в легкой промышленности), однако они не составляли еще в то время характерного для экономики страны явления.

Решающую роль в начавшемся перерастании японского ка­питализма в империалистическую стадию сыграл мировой эко­номический кризис 1900 г., названный В. И. Лениным одной из основных вех на пути превращения капитализма в импе­риализм. Если прежде кризисы захватывали главным образом финансы, торговлю и лишь отчасти промышленное производ­ство (как, например, в 1890 и 1898 гг.), то этот кризис был первым в Японии общим промышленным кризисом 2.

В 1901 г. кризис усилился. Закрывались предприятия, про­исходили банкротства. Банкротство банков в Осака, Нара и других городах вызвало весной 1901 г. панику на денежном рынке. В 1902 г. кризис охватил металлургию, усилился в судостроении. В тяжелом положении продолжала оставаться текстильная промышленность.

С середины 1902 г. в ходе кризиса наступил перелом. Нача­лось некоторое оживление в хозяйственной жизни страны.

Разоряя мелких и средних предпринимателей, кризис спо­собствовал росту и обогащению крупных капиталистических компаний.

После кризиса монополии получают быстрое распростране­ние в Японии, становясь постепенно основой хозяйственной жизни страны. В руках крупнейших капиталистических фирм Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда и других сконцентриро­валась значительная доля национального богатства.

Значительная часть легкой промышленности была подчи­нена влиянию небольшого числа крупных капиталистических монополий (Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда, Сибудзава и других). Тяжелая промышленность также с самого начала кон­центрировалась в руках правительства и нескольких крупней­ших компаний.

Следует отметить, что формирование крупных японских кон­цернов происходило не только на базе концентрации произ­водства и централизации капитала. Значительную роль в этом процессе сыграли те привилегии, которые предоставлялись пра­вительством сравнительно узкой группе торгово-ростовщических по своему происхождению фирм, известных еще в эпоху феодализма, и дворянских семей, тесно связанных с государ­ственным аппаратом 1.

После окончания русско-японской войны в Японии начался экономический подъем, продолжавшийся до 1907г.2

В 1907—1908 гг. японская экономика пережила кризис, яв­лявшийся частью мирового экономического кризиса, который начался в октябре 1907 г. в США и охватил ряд капиталисти­ческих стран. Кризис положил конец буму, наступившему не­посредственно после русско-японской войны. Прежде всего кри­зис отразился на внешней торговле: резко сократился вывоз текстиля и шелка-сырца, т. е. важнейших статей японского экспорта. В денежном выражении экспорт упал с 432 млн. иен в 1907 г. до 378 млн. иен в 1908 г.; снизился также импорт. Кризис вызвал падение цен на ряд промышленных товаров и некоторые виды сельскохозяйственной продукции (шелк-сы­рец). Больше других пострадали экспортные отрасли легкой, главным образом текстильной промышленности.

В результате кризиса усилились процессы концентрации производства и централизации капитала. Вместе с тем намети­лись тенденции к некоторому повышению роли тяжелой про­мышленности и улучшению технической базы крупных пред­приятий. В дальнейшем эти тенденции в японской экономике проявились более четко.

После кризиса и последовавшей за ним кратковременной де­прессии наступил период промышленного оживления и подъ­ема, который прекратился только незадолго до первой миро­вой войны.

В годы предвоенного подъема наблюдался значительный рост японской промышленности.1

При значительных темпах роста промышленности общая экономическая база Японии все же была чрезвычайно слабой по сравнению с другими империалистическими странами. Тем не менее экономические процессы, характеризовавшие раз­витие Японии как страны монополистического капитализма, действовали неуклонно и непрерывно 2.

В экономике Японии резко повысилась роль монополисти­ческого капитала. Возникли новые картели и синдикаты: сахар­ный синдикат (1908), цементный синдикат и картель по же­лезнодорожному оборудованию (1909), синдикат по продаже .антрацита (1910) и др. Старые торгово-промышленные и банковские дома: Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясу­да, Сибудзава, Окура, Асано и другие — превратились в современные монополистические концерны, руководи­мые головными держательскими компаниями. Последние кон­тролировали ряд дочерних, внучатых и других компаний в раз­личных отраслях хозяйства.

Без преувеличения можно сказать, что с этого времени крупные концерны — Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда и некоторые другие — контролировали важ­нейшие отрасли экономики страны 1.

В качестве крупного капиталистического предпринимателя, своего рода государственно-капиталистического концерна, вы­ступало японское государство. Ему принадлежали военные за­воды (арсеналы), находившиеся в ведении военного и морского министерства, судоверфи военно-морского флота и другие круп­ные предприятия, а с 1906 г. оно стало владельцем подавляю­щей части железных дорог.

Японский монополистический капитал расширял свою эко­номическую экспансию. Япония заняла господствующее поло­жение во внешней торговле Южной Маньчжурии: в 1909 - 1914 гг. японские товары составляли 60% маньчжур­ского импорта, а в Японию шло 85% всего маньчжурского, экспорта.

Японские монополисты, однако, уже не ограничивались эко­номическим господством в Корее, Южной Маньчжурии, на Тайване и вывозили капиталы во многие другие районы Китая. Японские компании получили концессию на разработку нефти в провинции Шаньси, новые концессии на сооружение желез­ных дорог, а также строили текстильные фабрики в Шанхае. Циндао и других городах. С 1900 по 1914 г. японские капита­ловложения в Китае увеличились с 1 млн. до 220 млн. амери­канских долларов (из них более 100 млн. долл. составлял ка­питал ЮМЖД).

Государственный бюджет Японии вырос до 600—700 млн иен в год с 250 млн. иен до русско-японской войны. Финансо­вое положение, однако, продолжало оставаться напряженным из-за огромных расходов на военные нужды 1.

Итак, обстоятельства, обусловившие экономическую политику Мэйдзи, могут быть сформулированы следующим образом: во-первых, недостаточное накопление капитала создало необходимость в государственной инициативе в области экономики и способствовало концентрации капитала и экономической мощи в руках финансовой олигархии. Даже после того как государственные предприятия были частично переданы частным предпринимателям, правительство не только не прекратило выдачу субсидий, но в значительной степени усилило финансовую помощь предпринимателям. Эта политика была отчасти вызвана системой внешних договоров, так как после первого торгового договора 1858 г. были установлены очень низкие тарифы, которые были еще более снижены согласно тарифной конвенции 1866 г. Лишь в 1899 г. Япония

добилась тарифной автономии при помощи общего пересмотра системы договоров; прежние договоры потеряли силу только в 1910 г. Во-вторых, военное значение индустриализации, обусловленное международным и внутренним положением, способствовало тому, что ряд отраслей промышленности, которые тесно связаны с обороной, даже до настоящего времени находятся под строгим государственным контролем. И, наконец, мы отмечали, что политика передачи некоторых отраслей промышленности узкому кругу крупных банковских домов укрепила их позиции, в результате чего они продолжают господствовать в промышленности Японии вплоть до настоящего времени.
Заключение.

Изученные источники и литература по теме курсовой работы дают основание делать следующее обобщение и выводы.

Свержение сёгуната, главного оплота феодализма, было важнейшим революционным событием в истории Японии, первым решительным шагом на пути к ликвидации феодализма. Но коалиция юго-западных княжеств, выступая против феодальных порядков, установленных Токугава, больше всего боялась народной революции. Созданное ею новое правительство, во главе которого стоял император, было антинародным. Видную роль в этом правительстве стали играть лидеры юго-западных княжеств, отражавшие интересы новых помещиков и буржуазии. Реакционные силы начали борьбу за восстановление сегуна, что привело к гражданской войне 1868—1869 гг. Активная борьба горожан и крестьянские восстания во владениях дома Токугава и поддерживавших его даймё сыграли огромную роль в победе новой власти.

В обстановке гражданской войны и иностранной интервенции новое правительство для укрепления своего положения провело некоторые реформы. Одной из важнейших причин ускорения и некоторого расширения реформ была активная борьба крестьянства, нараставшая с 1868 г. И хотя и эти реформы (ликвидация феодальных княжеств, аграрные преобразования и др.) продолжали носить половинчатый характер, тем не менее они способствовали переходу японского общества от господства феодальных отношений к господству капиталистических производственных отношений.

Таким образом, в результате переворота 3 января 1868 г. политическая власть перешла из рук Токугава, представлявших в основном интересы крупных феодалов, в руки более прогрессивных элементов, главным образом из низшего самурайства юго-западных княжеств, объективно отражавших интересы буржуазии.

Историческое значение государственного переворота 3 января 1868 г. и последовавшей за ним гражданской войны заключается не в формальной реставрации императорской династии, а в ликвидации сёгуната Токугава, являвшегося оплотом крупных феодалов, и приходе к власти низшего дворянства, в значительной мере отражавшего интересы торгово-промышленной буржуазии и новых помещиков.

Смена власти произошла в условиях крайнего обострения классовой борьбы, роста национального и политического самосознания японского народа, в условиях глубокого кризиса всей феодальной системы, и поэтому новое правительство вынуждено было проводить политику «модернизации страны», т. е. буржуазных реформ.

Свержение сёгуната послужило началом периода важных политических и социальных преобразований, открывших путь для установления капиталистического способа производства в Японии.

Обстоятельства, обусловившие экономическую политику Мэйдзи, могут быть сформулированы следующим образом: во-первых, недостаточное накопление капитала создало необходимость в государственной инициативе в области экономики и способствовало концентрации капитала и экономической мощи и руках финансовой олигархии. Даже после того как государственные предприятия были частично переданы частным предпринимателям, правительство не только не прекратило выдачу субсидии, но и в значительной степени усилило финансовую помощь предпринимателям. Эта политика была отчасти вызвана системой внешних договоров, так как после первого торгового договора 1858 г. были установлены очень низкие тарифы, которые были еще более снижены согласно тарифной конвенции 1866 г. Лишь в 1899 г. Япония добилась тарифной автономии три помощи общего пересмотра системы договоров; но прежние договоры потеряли силу только в 1910 г.

Во-вторых, военное значение индустриализации, обусловленное международным и внутренним положением, способствовало тому, что ряд отраслей промышленности, которые тесно связаны с обороной, даже до настоящего времени находится под строгим государственным наблюдением.

И, наконец, политика передачи некоторых отраслей промышленности узкому кругу крупных банковских домов укрепила их позиции, в результате чего они продолжают господствовать в промышленности Японии вплоть до настоящего времени.

В техническом развитии в Японии в период индустриализации отчетливо выступают две тенденции. Во-первых, наблюдается рост тех отраслей народного хозяйства, которые более тесно связаны с военными предприятиями, — машиностроения, судостроения, горного дела, железных дорог и т. п., где государство осуществляло строгий контроль, опираясь на поддержку финансовых домов, пользовавшихся доверием правительства. Эти отрасли (Промышленности, наиболее высоко развитые в техническом отношении и созданные по новейшим западным образцам, являлись гордостью бюрократии, которая ревностно оберегала их даже после того, как значительная часть предприятий была передана частным предпринимателям. Во-вторых, мы наблюдаем развитие «заброшенных» отраслей промышленности, производящих типично японские виды продукции как для внутреннего, так и для внешнего рынка.
Список изученных источников:

  1. Бедняк А.Л. Очерки новой истории Японии (1640-1917), - М., 1958 – 598 с.

  2. Дацыщен В.Г. Новая история Японии: учебное пособие. – Красноярск, 2007. – 200 с.

  3. Васильев Л. С. История Востока.– М.: Высш. шк., 1994.–495 с.

  4. Ефимов А.В. Революция и Реформы Мэйдзи в Японии. - М., 1940. – 200 c.

  5. Жуков А.Е. История Японии, 1898-1997, - М, Институт востоковедения РАН, - 700 с.

  6. Кузнецов Ю.Д. История Японии. - М., 1988. – 432 с.

  7. Кутлаков Л.Н. Россия и Япония. Ин-т востоковедения - М., 1988. – 334 c.

  8. Лещенко Н.Ф. «революция Мейдзи» в работах японских историков-марксистов. - М.: Наука. 1984. – 120 c.

  9. Мазуров И.В. Япония в период перехода к капитализму. - Хабаровск, ДВАГС. 2001. – 460 c.

  10. Норман Г. Становление капиталистической Японии. - М., 1952. – 230 c.

  11. Светлов В. Происхождение капиталистической Японии. - М., 1931. – 126 c.

  12. Родригес А.М. Новая история стран Азии и Африки. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2004. Ч. 1. — 400 с.

  13. Тояма Сигэки. Мэйдзи Исин. Крушение феодализма в Японии. М. Изд. Иностр. Лит. 1959 - 364с.

  14. Уткин А.И. США-Япония: вчера, сегодня, завтра. – М: Наука, 1990. – 231 c.

  15. Файнберг Э.Я. Внутреннее и международное положение Японии. - М., 1954. – 110 c.

  16. Харнский К. А. Япония в прошлом и настоящем. Владивосток 1926. Стр. 411

  17. Эйдус Х.Т. Очерки Новой и новейшей истории Японии, - М., 1955 – 336 с.



1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 197

2 Конституция 1889 // http://www.pravo.vuzlib.net/book_z1520_page_41.html

3 Бедняк А.Л. Очерки новой истории Японии (1640-1917), - М., 1958 – 598 с.

4 Эйдус Х.Т. Очерки Новой и новейшей истории Японии, - М., 1955 – 336 с.

5 Жуков А.Е. История Японии, 1898-1997, - М, Институт востоковедения РАН, - 700 с.

1 Родригес А.М. Новая история стран Азии и Африки. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2004. Ч. 1. — 400 с.

2 Васильев Л. С. История Востока.– М.: Высш. шк., 1994.–495 с.

3 Норман Г. Становление капиталистической Японии. - М., 1952. – 230 c.

1 Ефимов А.В. Революция и Реформы Мэйдзи в Японии. - М., 1940. – С. 78


1 Тояма Сигэки. Мэйдзи Исин. Крушение феодализма в Японии. М. Изд. Иностр. Лит. 1959 – С. 78

2 Конрад Н.И. Япония. Народ и государство (Исторический очерк). Петроград, 1923, (в составе книги «История Японии»), 2002.

3 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 196

4 Эйдус Х.Т. Очерки Новой и новейшей истории Японии. – М., 1955. – С. 24

1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 197

2 Там же С.199

1 Там же С. 200

2 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 201

1 Эйдус Х.Т. Очерки Новой и новейшей истории Японии. – М., 1955. – С. 26

1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 203

2 Эйдус Х.Т. Очерки Новой и новейшей истории Японии. – М., 1955. – С. 28

3 Эйдус Х.Т. Очерки Новой и новейшей истории Японии. – М., 1955. – С. 29

1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 206

2 Там же С. 207

1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 208

2 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 209

1 Жуков А.Е. История Японии. – М., 1998. Институт восто­коведения РАН. – С. 75

2 Жуков А.Е. История Японии. – М., 1998. Институт восто­коведения РАН. – С. 76

1 Васильев Л. С. История Востока. – М., 1994. – С. 219

1 Там же С. 220

2 Мазуров И.В. Япония в период перехода к капитализму. - Хабаровск, ДВАГС. 2001. – 460 c.

3 Васильев Л. С. История Востока. – М., 1994. – С. 220

1 Васильев Л. С. История Востока. – М., 1994. – С. 235

1 Васильев Л. С. История Востока. – М., 1994. – С.237

1 Васильев Л. С. История Востока. – М., 1994. – С.238

1 Васильев Л. С. История Востока. – М., 1994. – С. 239

2 Норман Г. Становление капиталистической Японии. - М., 1952. – С. 126

1 Норман Г. Становление капиталистической Японии. - М., 1952. – С. 128

1 Файнберг Э.Я. Внутреннее и международное положение Японии. - М., 1954. – С. 93

2 Родригес А.М. Новая история стран Азии и Африки. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2004. Ч. 1. — С. 120

1 Норман Г. Становление капиталистической Японии. - М., 1952. – С.143

1 Там же С. 144

2 Жуков А.Е. История Японии. – М., 1998. Институт восто­коведения РАН. – С. 165

1 Жуков А.Е. История Японии. – М., 1998. Институт восто­коведения РАН. – С. 166

2 Там же С. 168

2 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 341

1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 342

1 Там же С. 343

2 Харнский К. А. Япония в прошлом и настоящем. Владивосток 1926. С. 318

3 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 344


1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С.360

2 Там же С. 362

1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 363

2 Дацыщен В.Г. Новая история Японии: учебное пособие. – Красноярск, 2007. – С. 169


1 Мазуров И.В. Япония в период перехода к капитализму. - Хабаровск, ДВАГС. 2001. – С 289

2 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 438

1 Бедняк И.Я. Очерки новой истории Японии. – М., 1958. – С. 439

1 Кузнецов Ю.Д. История Японии. - М., 1988. – С. 356



Скачать файл (195.5 kb.)

Поиск по сайту:  

© gendocs.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации